refberry.ru

Квартира бабушки. - Мне никогда не нравился Павлик,- сдерживая раздражение

- Мне никогда не нравился Павлик,- сдерживая раздражение, говорит бабушка Иван Иванычам, сидевшим вокруг неё и державшим клубки разноцветной шерсти, нити которой наматывала бабушка. – Когда Даша вышла за него замуж и сменила нашу гордую смелую независимую и красивую фамилию Кошкина на пугливую серенькую маленькую - Мышкина, я была глубоко оскорблена!

- Великолепная Марго, ты чуть-чуть не права, - сказал первый Иван Иванович.- Во-первых, фамилия Мышкины очень уважаемая и достойная, не случайно Достоевский дал эту фамилию…

- Идиоту,- оборвала его бабушка.

- Да, но позволь мне напомнить тебе, что в образе князя Мышкина он изобразил прекрасного человека,- с достоинством уточнил первый Иван Иванович.

- Если бы мой зять был князь…, он бы был культурным и воспитанным… - не сдавалась бабушка.

- Мудрейшая Марго,- начал второй Иван Иванович,- Даша встретила Пашу, выбрала его и сама сделала его самым близким себе человеком.

- Это была стихия юной страсти, по молодости, по глупости…,- отмахнулась бабушка.

- Справедливейшая Марго, Даша родила двух прелестных, как мы могли убедиться, внуков,- напомнил третий Иван Иванович.

- …кому ума не доставало…,- бабушка с выражением процитировала классика.

-. Добрейшая Марго, десять лет они вместе прожили в мире и согласии. Это что-то значит! – сказал первый Иван Иванович.

- Это может означать лишь склонность людей к привыканию…,- бабушка посмотрела на своих друзей. – Но однажды терпение у Даши лопнуло и вот вам результат!

Все три Иван Иваныча сидели задумчиво, даже перестали мотать шерсть.

- Я хочу, чтобы моей дочери было хорошо. Если, она считает, что ей будет лучше без этого мужа – значит, так и должно быть, - твёрдо сказала бабушка.

- А детям? Детям будет лучше без папы? – спросил Иван Иванович.

- У них такой папа, что, без него дети не много потеряют. Больше выиграют

- Но дети так не считают. Они просили помочь им сохранить семью! – требовательно сказали два других Иван Иваныча. – Устами младенцев глаголет истина, Марго!

- Глаша и Вовка уже не младенцы… Нет, я не могу говорить с Дашей. Вы знаете, не по моей вине,… не только по моей вине, мы не общаемся с дочерью уж больше пяти лет. Я ей не нужна. Дочь живёт давно самостоятельно, не так как должна жить моя дочь, т.е. совершенно не так! Имею ли я право вмешиваться, навязывать своё участие?

- Надо переступить через обиды, восстановить отношения с дочерью и помочь внукам. Им же удалось преодолеть все преграды, чтобы стать отличниками, чтобы найти тебя…,- сказали Иван Иванычи.

- Внукам проще. У них нет предубеждений. Нежное детское сердце не злопамятно, как зачерствевшее сердце какой-нибудь старушки. Если бы вы знали, как не просто забыть самые болезненные мелкие несправедливые обиды, проявленное к тебе неуважение, успокоить задетые: самолюбие, амбиции, достоинство, честь? Как трудно усмирить свою гордость, которая даже саму мысль о примирении считает оскорбительным уничижением, предательством самого себя! – бабушка расчувствовалась, вытерла платочком крохотную слезинку, подкатившуюся к краю глаза.



001506443.html

001506453.html