refberry.ru

Глава 4. Со всей должной скромностью я могу сказать что пришел в себя удивительно быстро

Со всей должной скромностью я могу сказать что пришел в себя удивительно быстро, учитывая все обстоятельства (1).

Я снова сунул свое оружие в ножны, при этом Юрген закинул лазган за плечо и начал искать медкомплект, прежде чем Найт истечет кровью.

К счастью лимузин оказался хорошо оборудован не только тайниками с оружием, и он смог начать резать ремни, удерживавшие бронежилет юстициария боевым ножом, найденным через несколько секунд поисков.

Найт выглядел сильно потрепанным и Юрген сломал у него под носом ампулу с нюхательной солью, пребывая в блаженном неведении, насколько бессмысленным это было в его случае.

«Наша прошлая встреча была куда более приятной,» признал я, наконец вспоминая болтовню о угрозе некронов в её роскошном номере в гостинице, прежде чем я задал, со всей очевидностью стоящий передо мной, вопрос.

«Что, варп вас побери, вы здесь делаете?»

Эмберли снова улыбнулась.

«Думаю, то же что и вы.

Пытаюсь спасти Периремунду от вторжения.

Хотя я надеялась что у Киша будет шанс рассказать, что тут собственно происходит, прежде чем я узнаю об этом от вас.»

«Я бы тоже этого хотел,» сказал я, осознав полное значение того, что она только что сказала.

«Думаете Арбитрес уже знают об этом?»

«Конечно знают.

Почему ещё, как вы думаете, они настаивали на вводе Имперской Гвардии для борьбы с вторжением? Силы СПО были скомпрометированы.»

Я медленно кивнул.

Я уже видел подобное на Гравалаксе и Кефии.

«Получается, вторжение очень хорошо подготовлено?»

Эмберли кивнула, сделав лучшее, что она могла будучи облаченной в эту груду скобяных изделий.

«Хуже чем на Гравалаксе, насколько я могу судить.

Мы убили их патриарха, так что это должно их замедлить на какое-то время, но готова держать пари, очень скоро другой чистокровный разовьётся ему на замену.»

Она слегка повернулась со слабым жужжанием сервомоторов и посмотрела не Земельду, которая все ещё цеплялась за меня, с отвисшей челюстью и стаббером, безвольно свисающим с её руки.

«Кстати, а кто ваша маленькая подруга?»

«Земельда Клит,» сказал я, переводя взгляд с одной женщины на другую так непринужденно, будто мы встретились в каком нибудь танцзале.

«Случайный свидетель.

Земельда, это инквизитор Вэил, мой старый друг.»

«Инквизитор?» лицо Земельды побледнело ещё сильнее, если это вообще было возможно, и секунду она выглядела так, будто она на всякий случай собиралась сбежать, но потом здравый смысл победил и она осталась на месте.

Эмберли кивнула и улыбнулась ей теплой дружественной улыбкой, которую большинство людей, кажется, находили заслуживающей доверия.

«Из Ордо Ксенос.

Так что если вы не чужой, вам нечего волноваться о том, что я могу сделать.»

«Я вижу.»

Продавщица закусок явно не успокоилась, но тем не менее в свою очередь нерешительно улыбнулась.

«Вы знаете, никто мне не поверит, если я расскажу что встретила живого инквизитора и комиссара.»

Она снова посмотрела на меня, и, казалось что то щелкало в её голове.

«Ух ты, я только что поняла, вы тот самый комиссар.

Каин: то, который освободил Перлию и сделал много всего другого.»



Теперь, когда у меня появилось время чтобы оценить, насколько привлекательной она была женщиной, я вынужден был признать её слова лестью, но тем не менее почувствовал себя заинтересованным.

Она болтала, глядя на меня пустым взглядом, что, полагаю, небыло удивительно при таких обстоятельствах, учитывая отложенный шок.

«И который спасает меня тогда. когда я думала что сейчас покину этот мир.»

«Боюсь, вы не сможете никому рассказать об этом,» Сказала Эмберли любезно, несомненно приходя к тому же самому заключению что и я.

«Мое присутствие здесь – тайна, как и истинная сущность нашего врага.»

Она подняла правую руку в силовом костюме, и на мгновение я задумался, не собирается ли она решить проблему быстрым выстрелом болтера, но она просто потянулась, чтобы открыть продовольственный шкафчик в сильно побитом трицикле Земельды.

Она вытащила кусок чего то, заключенного в упаковку и выглядевшего как сероватый пирог с ловкостью, поразительной для таких больших механических когтей, но потом остановилась с выражением сожаления.

«Мне очень жаль, но мне нечего дать взамен.

В этой штуке просто нет карманов.

Кайфас, вы не могли бы дать мне несколько кредитов?»

«Думаю, смог бы.»

Я порылся в карманах своей шинели в поисках горстки валюты.

Земельда замотала головой.

«Забудьте.

Вы только что спасли мне жизнь.

Я думаю она стоит этой порции бурды.»

Она пожала плечами.

«Да и упаковка пробита, так что она теперь остынет гораздо быстрее, чем её удастся продать.

Займитесь самообслуживанием.»

По мне, так все эти закуски не выглядели аппетитными, но у Эмберли видимо был напряженный день (насколько тяжелый я понял позже), и она живо принялась за дело, как и Юрген, как только понял что здесь будет халявная еда (2).

«Он будет жить,» сообщил мой помощник с полным ртом синтетического белка, оглянувшись в сторону Найта, который выглядел куда более счастливым, после того как кровотечение было остановлено а мой помощник убрался дальше по ветру.

«Хотите чтобы я проверил остальных?»

«Нет смысла.»

Эмберли слизнула соус с уголка своего рта и проверила экран ауспекса, встроенного в её шлем.

«Я не вижу признаков жизни вокруг, так что мы можем спокойно двигаться дальше.»

«Двигаться куда?» спросил я.

Эмерли глянула на крышку люка, из которого она вылезла немного раньше.

«А вы как думаете?» с этими словами она закинула Найта на плечо одной рукой.

«А что делать с телами?» спросил я.

«Если предполагается что ваше присутствие здесь тайна…»

«Не проблема,» заявила она бодро, сняв что то со своего силового костюма и небрежно забросив подальше по высокой траектории.

«Тут разлито столько прометия, что он сожжет все следы.»

Она сделала несколько шагов к темному отверстию. а потом обернулась в нашем направлении.

«На вашем месте я бы последовала за нами.

На этом инферно-заряде двухминутный таймер.»

Можете мне поверить, этого было более чем достаточно чтобы заставить меня двигаться.

Задержавшись я только затем, чтобы схватить Земельду за руку и потащить за собой, поскольку я уже имел опыт скрытной прогулки с Эмберли по по подземелью, и хотел иметь как можно больше теплых человеческих тел между собой и потенциальной опасностью, я бросился в относительную безопасность туннелей.

Едва мы успели спуститься и закрыть за собой тяжелую металлическую крышку, как земля содрогнулась и пыль, со слабым шорохом, посыпалась вниз, заодно присыпав мою фуражку.

Земельда застенчиво кашлянула.

«Простите меня,» сказала она, выглядя растерянной в свете люминатора, встроенного в костюм Эмберли, «но что мы сейчас делаем?»

Да, это было неплохим вопросом, но я небыл нисколько удивлен, когда Эмберли полностью его проигнорировала, двинувшись дальше в неторопливом для себя темпе, заставив нас нестись следом чтобы не отстать.

Туннель был широким и высоким, по нему проходили кабели и трубопроводы, которые ничего не значили для меня, но, насколько я понимал, имели отношение к инфраструктуре города над нашими головами.

Техножрецы видимо были здешними завсегдатаями, если судить по целым наборам свежих восковых печатей на коллекторах через каждую дюжину метров или по слабому аромату сожженного ладана, который висел в воздухе, почти вытесненный запахами сырости и пыли.

Пару раз попадались святыни Омниссии, и я воспрял духом от их присутствия.

Нет, я никогда не понимал аспектов доктрины модели Императора как часового механизма в вероисповедании шестереночек (3), но если они бывали здесь так часто, как подразумевали эти символы, то вряд-ли у нас был большой риск наткнутся на представителей тайного культа.

(Не то чтобы я действительно ожидал встретить их так высоко, обычно они стараются забраться как можно глубже, но в данный момент, учитывая все произошедшее, я не был склонен считать что-либо само собой разумеющимся.)

Именно поэтому, когда я заметил впереди другой источник света, двигавшийся в нашу сторону, я снова потянул из чехлов свое оружие.

Однако Эмберли не выглядела сильно заинтересованной этим фактом только бросила на меня взгляд с выражением веселого презрения, прежде чем радостно поприветствовать встречных.

«Я нашла их,» сказала она.

«Роскошно.»

Я узнал говорящего сразу, хоть он шел в середине группы, его одежда писца выглядела более чем несоответствующей окружающей утилитарной обстановке.

Даже если бы я не узнал его лицо или отличительное одеяние, я бы сразу вспомнил этот сухой педантичный голос, не говоря уже о его словесном недержании.

«Я оценил возможность вашего успешного прибытия, учитывая скорость и надежность вашего бронеавтомобиля и неизвестный заранее маршрут движения по поверхности приблизительно в восемьдесят семь целых и две трети процента, хотя наблюдая за системой тоннелей, пока мы двигались за вами, я бы уменьшил оценку примерно до восьмидесяти шести с четвертью… «

«Пригвет Мотт,» сказал я, и ученый Эмберли наконец прервал свое словоизвержение на достаточное время, чтобы сердечно кивнуть мне.

«Комиссар Каин.

Рад вас снова видеть.»

Я приготовился к следующему потоку формулировок, но видимо фраза не вызвала новых ассоциаций в его специфически расширенном сознании, за что я был ему глубоко благодарен.

Когда мы приблизились к небольшому скоплению людей я без особого удивления обнаружил ещё одно знакомое лицо, владелец которого подался максимально далеко от нас.

Понимая причины её молчания я подтолкнул Юргена в другую сторону, пытаясь обеспечить максимальное расстояние между ними.

«И Ракель.

Как вы это выдерживаете?» я предполагал что она будет безумной, как всегда, но домашний псайкер Эмберли казалось пребывала в столь ясном сознании, какого она достигала когда либо, и смотрела на Юргена с более глубокой ненавистью чем большинство людей.

Но большинство людей не падало в обморок или не начинало биться в конвульсиях, когда оказывались рядом с ним (4).

«Я чувствую тень,» забормотала она, и от её ровного голоса в нос, как обычно, мои зубы нервно сжались: «и она голодна.»

Она была одета во френч, который, как и большинство её одежды, казался слишком маленьким для неё, в результате выставляя на показ слишком много её богатого декольте.

Но, думаю, по её стандартам оно было практичным.

К моему удивлению она несла лазерный пистолет.

Я подумал что с оружием в руках она будет представлять большую опасность для своих товарищей чем для врага, но если Эмберли полагала что ей можно его доверить, я не собирался спорить.

«Позор нам,» сказал я сухо.

«Если бы мы знали, то могли бы захватить с собой тех мясных пирогов.»

«Кайфас.»

Эмберли взглянула на меня осуждающе.

«Не дразните псайкера.

У неё был сегодня тяжелый день.»

«У всех нас был,» сказал веселый молодой человек с непослушной челкой.

Трех других я не узнал. Двое имели вид наемных громил, вроде тех, которых Эмберли недолго использовала на Гравалаксе, а третий был закутан в одежду техножреца.

Я сердечно кивнул им, чувствуя себя гораздо счастливее после того, как был окружен вооруженными людьми.

(Кроме Ракель, конечно, но если она не будет тыкать своим пистолетом в меня или Юргена, то думаю у меня не будет больших возражений.)

«Я надеюсь услышать ваш расказ,» сказал я, «как только мы доберемся туда, куда идем.»

«А разве я не говорила вам?» спросила Эмберли бесхитростно, с Найтом, все ещё висящим у неё на плече как своеобразный, слабо дергающийся шарф.

«Мы идем в здание Арбитрес.»

Она снова усмехнулась мне.

«Я не хотела бы чтобы вы пропустили назначенную встречу.»

«Как мило с вашей стороны,» сказал я, решив больше не удивляться ничему, что она могла сказать.

«именно там вы вошли в подземный город?»

«Совершенно верно,» подтвердил молодой человек.

Какое то автоматическое оружие свисало с его плеча а патронташ охватывал грудь.

Как и Ракель, он был одет в френч, но подогнанный должным образом, и полностью застегнутый.

Он кажется назначил себя гидом Земельды, против чего она особо не возражала, учитывая его приветливое поведение соответствовало лицу, которое может и не было красивым в общепринятом смысле, но было достаточно приятным, что подчеркивалось копной светлых волос, постоянно падавших ему на глаза.

Каждый раз. когда это происходило он дергал назад головой, и этот жест был настолько автоматическим, что казалось не до конца осознавал что делает, и с первого взгляда, до того как он исчез в тени я понял что он и дал ему прозвище.

«Кстати говоря, меня зовут Пелтон, но друзья называют меня Вспышкой.»

«А как вас называют ваши враги?» спросила Земельда лукаво и Пелтон пожал плечами.

«Не имею таковых,» сказал он – «я их всех убил.»

Земельда рассмеялась, но я почувствовал как дрожь прошла по моему позвоночнику.

Тогда на Гравалаксе Эмберли завербовала группу убийц и психопатов для налета на гнездо генокрадов, и один из них предал нас в самый критический момент.

Без сомнения почувствовав мою неловкость Эмберли улыбнулась мне.

«Вспышка безопасный,» уверила она меня.

«Если только я не скажу ему другого.»

Я кивнул на другого человека, который держался рядом с Ракель, то-ли по предварительной договоренности, то-ли по собственной инициативе.

«А что насчет него?» спросил я.

Её улыбка стала ещё шире.

«Симеон? О, он очень опасен.

Главным образом для самого себя.»

Я поверил в это безо всяких затруднений.

Человек был слабого телосложения, но, казалось в возбуждении весь лучился энергией, которая воспринималась как почти осязаемый жар в окутанных мраком туннелях.

Он носил жакет без рукавов, обвешанный мешочками для снаряжения, а его длинные сальные волосы были не в состоянии скрыть тонкую гибкую трубку, уходившую от основания его черепа куда – то вниз.

«Я нашла его в штрафном легионе, там где используют химические инжекторы чтобы контролировать пушечное мясо.

«Резня», «безумие», «психон», называйте как хотите, но он подсел.

Удалите этот имплант и он умрет.

Он в любом случае умрет, раньше или позже.

Ну а пока автоматика сохраняет его в относительно устойчивом состоянии, изменяя пропорции химического коктейля.»

«Я не понимаю как он нам может быть полезен», – сказал я медленно.

Не дольше чем работает его отрава.

«Он отработает свое содержание в гнезде генокрадов», – ответила Эмберли.

«Дадим ему порцию резни и отпустим.

Это единственная вещь, которая его интересует, и это о многом говорит».

Я кивнул.

«Почему ты не использовала силовой костюм на Гарвалаксе?» – спросил я.

Эмберли пожала плечами, сервомоторы взвыли в ответ на это движение и лежащий на плече Найт всколыхнулся.

«Потому что предполагалось, что это будет разведка», – напомнила она мне.

«Эта штука хороша в рукопашной битве, но не совсем походит для разнюхивания».

Сервомоторы опять взвыли.

«Ну и кроме того, он не совсем надежный.

Может отключиться в самый не подходящий момент».

«С костюмом все в порядке», – убежденно сказал техножрец, с отчетливым шипением жителей системы Каледония.

«Если вы будете продолжать подставляться под пули тяжелого вооружения, я смогу всего лишь заставить его работать.

Он махнул свободными механодендритами в мою сторону.

«Пока она бегала с тобой на Гарвалаксе, я перестроил первичную систему гидравлики и переосвятил реактор».

«Я как-то не слышала, чтоб ты жаловался, когда стоял за моей спиной», – ответила Эмберли, ее подтрунивающий тон подтверждал, что техножрец был частью ее свиты так же долго, как Мотт и Ракель.

Техножрец пожал плечами, удивительно человеческий жест для таких как он, хотя и несколько грубоват, указывая на обширные аугметические изменения под его грубой белой робой.

Пара механоденритов лениво извивались над его плечами и глаза из под капюшона были темными и отражали свет люминаторов.

«Настоящий слуга Омниссии благодарит любую защиту, от кого бы-то ни было», – отшутился он в ответ.

«К тому же болтерный огонь вреден для моего здоровья».

Его серебряные глаза задумчиво меня рассматривали.

«Похоже наша госпожа не удосужилась нас представить. Я когитатор Янбел».

«Кайфас Каин», – ответил я на автомате.

Я указал в сторону своего помощника, который похоже нашел еще одну заначку из фургончика Земельды в одном из своих многочисленных мешочков навешенных на броню, и запихнул большую часть еды себе в рот.

«И это Юрген.

Не обращайте внимание на первое впечатление, чаще всего его можно потерпеть.

Если не стоять слишком близко».

«Пустой».

Янбел кивнул.

«Я знаю.

У нее были проблемы, чтоб найти вас обоих».

Он прервался, когда Эмберли пронзительно взглянула на него, после чего она ослепительно улыбнулась мне.

Новости, которые случайно обронил техножрец вряд ли были неожиданными, но явно не приятными.

Не взирая на перспективу провести некоторое время с Эмберли, до того как она зашвырнет меня в любую самоубийственную авантюру, пройдет еще много времени.

«Как мило», – я обратился к ней.

«Но не могу понять зачем».

«Всему свое время».

Хорошо знакомое мне, кокетливое выражение появилось на ее лице, и я знал, что допрашивать ее бесполезно.

«Киш объяснит.

Слишком много что тут происходит, чтоб я могла подытожить это в нескольких словах».

В ее глазах опять зажглась озорная искорка.

«Ну и кроме того, не хочу портить сюрприз».

«Сюрприз?» – спросил я, стараясь не выдать дрожи.

Эмберли кивнула.

«Увидишь», – бодро ответила она.

(1) По крайней мере так он утверждает. Я же помню что он ещё долго напоминал раздувшуюся рыбу в выпученными глазами.

(2) Фактически я съела только два, да и те были совсем маленькими. И вообще, я израсходовала много энергии: очистка гнезда генокрадов просто вымывает её из вас.

(3) Слегка пренебрежительное прозвище техножрецов и инженеров, распространенное в Имперской Гвардии.

(4) Каин тут не преувеличивает, Юрген был пустым, одним из тех невероятно редких людей с врожденной способностью аннулировать любое экстрасенсорное или колдовское воздействие вокруг себя. Именно так отреагировала Ракель в их первую встречу на Гравалаксе, что заставило меня обратить внимание на его дар.



001505123.html

001505133.html